Размер шрифта

Цветовая схема

Изображения

Межстрочный интервал

Межбуквенный интервал

Шрифт

Озвучить выделенный текст

© Разработано Студией Триумф (в составе Vikana logo Vikana Group)

История

Лопасненский край в древнейшие времена

В окрестностях города Чехова люди появились более трех тысяч лет назад, в каменном веке, в эпоху неолита.  Во время разработок песчаных карьеров под городом Чеховом, находили каменные топоры и ножи. Потом здесь жили финно-угорские племена, еще позже — «фатьяновцы», которых считают общими предками славян, германцев и балтов. В Старом Спасе, Солнышкове и Шарапове были найдены кремневые «фатьяновские» орудия труда, возраст которых не менее трех тысяч лет. Племена, относящиеся к «дьяконовской» культуре, занимавшиеся земледелием и скотоводством, оставили следы в Завалипьеве, где археологи нашли городище, а в нем важные артефакты — костяные гарпуны, резные рукоятки для ножей, фигурки животных. Западно-балтские племена появились в долине Лопасни в V - VI веках н. э. и смешались с местными племенами.

Вятичи

С VII – VIII веков на берегах Оки и Лопасни поселились славяне-вятичи. Родоначальником вятичей считается легендарный князь Вятко (уменьшительная форма от славянского имени Вячеслав): «А Вятко седе с родом своим по Оце (Оке), от него же прозваша вятичи», — писал летописец Нестор в «Повести временных лет». В 966 году киевский князь Святослав покорил вятичей и обложил их данью. В XI веке Владимир Мономах упоминает военный поход на земли вятичей и на их вождя Ходоту, как важный и трудный. Окончательно подчинил непокорных вятичей Юрий Долгорукий. Вятичи-язычники, жившие в глухих лесах, приняли христианство позже других славянских племен. И даже после принятия христианства долго сохраняли древний обряд погребения в курганах и тризну (поминальный пир). На лопасненской земле сохранилось множество курганов (вокруг Старого Спаса и Крюкова, где теперь на месте древних захоронений поставлен памятный крест). Известные нам селища вятичей находились в Талеже, Солнышкове, Старом Спасе.

Древняя Лопастна

Представьте себе древнюю Лопастну, где в излюбленный древнерусской архитектурой треугольник объединялись рубленая церковь в Зачатье, церковка на кургане в Садках, деревянный кремль на бадеевской горе — крепостица Бодево. Ворота кремля смотрели на реку Жабку с высокими обрывистыми берегами, а запасные ворота называли Ровками, поскольку они выходили на ров. Оттуда шли тайные тропы к Вениковой горе, где лопасненцы устраивали засеки. Чтобы чужаки не пролезли сквозь густые заросли, усекали березу по вершинам, а из сечи вязали веники. Таким представляет читателям прошлое Лопасни Юрий Николаевич Сбитнев, повествующий в романе «Великий князь» о лопасненском крае XI - XII веков, когда в годы единства Руси осваивались новые земли, строились храмы, обретались национальные ценности. И выводы историков совпадают с нарисованной им картиной.

Тогда на Лопасненской земле княжил Святослав, сын Ярослава Мудрого, а потом Олег, отец святого и благоверного князя Игоря Черниговского. Игорь Ольгович, преданный и убитый киевлянами, — дядя князя Игоря, героя «Слова о полку Игореве». В те далекие времена Лопасня была северным форпостом Черниговского княжества. Это достоверно известно по летописным свидетельствам.

Первое упоминание о Лопасни содержится в летописи под 1176 годом. По летописной метрике Лопасня всего на 28 лет моложе Москвы. Краткая запись сообщает о поездке князя Олега Святославича, сопровождавшего жен ростовских князей Михалка и Всеволода. На обратном пути князь Олег «воротися в свою волость Лопасну». Очевидно, что существовал небольшой, но укреплённый город, входивший в состав могущественного Черниговского княжества, простиравшегося от среднего течения Днепра далеко на север — за Оку. Тогда Лопасненская волость отдавалась во владение младшим представителям Черниговского княжеского дома, каковым и был Олег Святославович. Однако далекая от Чернигова Лопасненская волость занимала важное положение у границ с Владимиро-Суздальским и Рязанским княжествами.

В борьбе между Москвой и Рязанью

Город Лопастна в XIII — XIV веках стал яблоком раздора в борьбе между Москвой и Рязанью. Олег Святославович, вероятно, был ее последним владельцем. В 1353 году молодой рязанский князь Олег «Лопастну взяша и наместника изнимаша Михаила Александровича, и поведоша его на Рязань и биша его, и многы пакости сотвориша ему, и потом одва выкупили его». Представить себе древнюю Лопастну мы можем по миниатюре Лицевого летописного свода, на которой изображены эти события. Свод был создан по заказу Ивана Грозного в середине XVI века. На миниатюре мы видим лопасненцев, скорбящих о приближении военной опасности. Наместник прижимает руку к щеке — в древнерусской живописи это символ печали. Рядом показано, как вооружённые рязанцы изымают из палат московского наместника. На первом плане видны поверженные немногочисленные защитники городка. Следующая сцена: захваченных в плен лопасненцев, в том числе и наместника, уводят в Рязань. В верхней части рисунка изображена Рязань с мощными стенами. Наместник томится в темнице. Далее видим, как воины в доспехах отпускают Михаила Александровича. И в самом верхнем углу изображён наместник лопасненский, выехавший на коне из крепостных ворот и отбывающий восвояси.

Для нас самое главное в миниатюре древнего художника — изображение древнего града Лопастны, окружённого крепостными стенами с башнями.

Лопастна и Московское княжество

В эпоху становления Московского княжества Лопасненский край стал его важной частью. В духовной грамоте (завещании) Ивана Калиты, которую он составил в 1328 году, перед поездкой в Золотую Орду, говорилось:

«… А се дал есмь сыну своему Андрею: Лопастну, Северьску, Нарунижьское, Серпохов, Нивну, Темну, Голичичи, Щитов, Перемышль, Ростовец, Тухачев; а се села: села Талежское, село Серпоховское, село Колбасиньское, село Нарьское, село Перемышльское…»

Волость Лопастна в завещании упомянута на первом месте. Значит, она была развита больше других. Кроме волости, Иван Калита называет ещё и село Лопастеньское, оставленное в пожизненное владение его второй жене, княгине Ульяне с младшими детьми.

Князь Андрей, которому Иван Калита завещал волость Лопастну — отец знаменитого Владимира Андреевича Храброго, соратника и двоюродного брата Дмитрия Донского, героя Куликовской битвы 1380 года. При нем «Лопастны места» входили в Серпуховское княжество.

Лопастичи — участники Куликовской битвы

Отправляясь на Куликово поле, войско Дмитрия Донского отправилось из Коломны по левому берегу Оки, и «ста на усть Лопасны» (на устье реки Лопасня). Здесь войска Московского князя соединились с отрядом Владимира Андреевича Серпуховского, в который входили и лопасненские воины — «лопастичи». Близ устья Лопасни русские войска переправились через Оку и двинулись навстречу полчищам Мамая. Интересно, что с Куликовской битвой связано ещё одно упоминание о древней Лопасне. Уже знакомый нам лопасненский наместник Михаил Александрович вёл счёт потерям на поле Куликовом.

Ныне на месте Куликовской битвы создана аллея памятников городам —участникам битвы. Там будет установлен и памятникам воинам-лопасненцам работы скульптора Вадима Овсянникова.

Где находилась древняя Лопастна?

О месте расположения древнего града Лопастны историки спорят давно. Существует три версии. Одни считают, что она находилась в верхнем течении реки Лопасни, другие, что в среднем (на месте современного Чехова), третьи располагают его на правом берегу Оки. Не будем повторять многочисленные аргументы противников в этом научном споре. Последняя версия такова: на правом берегу Оки находился «почен Лопасня», упомянутый в договоре между рязанским князем Олегом и Московским Дмитрием. Слово «почен» на древнерусском языке обозначало «выселок», «новосёлок», новый населённый пункт, заселённый лопасненцами. Это поселение и отошло к Рязани. Напротив устья Лопасни, находится многоярусный холм, на котором легко представить себе мощные укрепления. Но сама Лопасненская волость, обескровленная после Куликовской битвы и разоряемая рязанцами, продолжала существовать, хотя и обеднела.

Волость Козлов Брод

В XIV веке «места лопастенские» были разделены на две волости — Козлов брод и Хотунь. Граница между ними проходила между селом Бовыкиным (ныне — Бавыкино) и Бадеевой слободкой (ныне — Бадеево). Козлов брод получила в пожизненное владение жена Владимира Андреевича княгиня Елена Ольгердовна, а позже оно перешло к ее внуку Василию Ярославичу. В перечне земель, которые должна была наследовать жена Елена (дочь Великого князя литовского Ольгерда) указано: "...А из уделов детей моих подавал есмь княгине своей:.... изо княжа удела из Ярославля Бавыкино с деревнями и с луги, да Долгое озеро на усть Лопастны...." В 1456 году самостоятельное Серпуховское княжество было присоединено к Москве. Козлобродская волость (вместе с Бадеевом и окружающими деревнями Хлевином, Беляевом и др.) входила в Боровский уезд вплоть до XVIII века. Историк Л.В. Митрошенкова считает, что центром волости Козлов Брод была именно Бадеева слободка. Затем Бадеево (пока неизвестно когда) перешло во владения Троице-Сергиева монастыря.

Зачатье

Впервые село Зачатье (теперь — часть города Чехова) упоминается в платежных книгах за 1620-1621 годы. Архивные документы свидетельствуют, что часть села на реке Лопасне «с деревнями и пустошами» принадлежала стряпчему Тимофею Никитину, сыну Васильчикову. Другая часть села находилась во владении постельничего Константина Ивановича Михалкова. Дочь Тимофея Васильчикова Авдотья, выданная замуж за соседа, Ивана Михалкова, получила в наследство от отца и мужа родовую вотчину в Зачатьевском. Тогда село было небольшим: оно состояло из 11-ти жилых дворов.

Согласно архивным данным в начале XVIII века население села резко увеличилось. В 1726 году здесь насчитывалось уже 140 крестьян мужского пола (женщин в реестр не вносили).  

Царица Анна

Вотчину бездетной вдовы Авдотьи Михалковой в 1646 году унаследовал воевода Лукиан Григорьевич Васильчиков, родной брат несчастной царицы Анны Васильчиковой, ставшей женой царя Ивана Грозного. В исторической литературе существует несколько версий о судьбе семнадцатилетней красавицы Анны, которая стала венчанной (по другим версиям — невенчанной) супругой царя. Расходятся мнения и о том, как долго продлился этот брак. Одни историки считают, что всего три месяца. Потом Анна скончалась (или ей помогли умереть), и тело ее было вывезено в Суздальский девичий монастырь. Другие историки продлевают жизнь Анны Васильчиковой с «грозным» супругом до двух, трех, и даже четырех лет. Однако детей в этом браке не появилось. Историки отмечают, что родственники молодой царицы к престолу не были приближены, потому что противились увлечению царя и не хотели губить красавицу Анну.

Анно-Зачатьевская церковь

Святая Анна, мать Пресвятой Богородицы, была младшей дочерью священника из Вифлиема. Она вышла замуж за святого Иоакима, родившего в Галлии. Долго Анна была бесплодна, и только по прошествии двадцати лет, по горячим молитвам святых супругов, Ангел Господень возвестил им о зачатии Дочери, Которую благословит весь род человеческий. Пресвятую Деву, названную Марией, святая Анна родила в Иерусалиме.

Как свидетельствуют документы, хранящиеся в РГАДА, село Зачатьевское и церковь Зачатья Святой Анны (видимо, деревянная) упоминаются в 1620 году как давно существующие. Каменная церковь Зачатья Святой Анны на месте древней деревянной построена по заказу стольника Саввы Лукьяновича Васильчикова, племянника безвременно погибшей царицы, в 1689 – 1694 годах. Такой тип церквей — с пятиглавием, сомкнутым сводом, рядом кокошников по стенам  был распространенным на Руси в XVII веке. Рядом с храмом — трехъярусная колокольня, завершенная изящной ротондой, построенная позже.

Лопасненская легенда, которую записал протоиерей Олег Пэнэжко, гласит: «Супруга Саввы Лукьяновича Васильчикова Анна долгие годы не могла утешиться младенцем и с горькими слезами молилась перед иконой Зачатья праведной Анной. Во время молитвы она задремала и услышала повеление от иконы, чтобы ее супруг заложил каменную церковь, тогда Господь дарует им дочь. Савва возвел белоснежную Анно-Зачатьевскую церковь, и Анна зачала обещанное Богом чадо. Родилась дочь, названная Марией». Именно страстное желание иметь ребенка подарило жителям нашего города радость молиться в древнем каменном храме.

Однако исторические источники рисуют другую картину. Наследников у Саввы не осталось, имение перешло к потомкам его младшего брата. Однако можно предположить, что в семье строителя лопасненского храма вымоленная дочь все-таки родилась, выросла. И ушла в монастырь. Ведь так поступали многие девушки из этого семейства.

В дни последней реставрации церкви было обретено белокаменное надгробие инокини, схимницы из рода Васильчиковых 1652 года. Наш храм стал единственным в Московской области обладателем столь древнего памятника, ведь некрополи при церквях почти полностью уничтожили в послереволюционные годы.

Кроме могил Васильчиковых тогда же был восстановлен некрополь купцов Сафоновых, которые владели Крюковским красильным заводом и мануфактурами в Манушкине.  Были отреставрированы некрополь и часовня купцов, промышленников и «лопасненской земли благотворителей» Прокиных. Художник-изограф Александр Демидов, владеющий техникой написания икон минеральными красками на асбестовом листе, написал для часовни две иконы, которые должны сохраниться в неизменном виде много лет.

В 2007 году на колокольню Анно-Зачатьевского храма были возвращены одиннадцать колоколов. Вес самого маленького — 6 кг, самого мощного — 3 тонны. На церковной территории возведен крестильный храм с купелью.

Лопасненские святые

В советские времена православная церковь подверглась жестоким гонениям. Но в эти страшные времена тысячи верующих людей проявляли великую стойкость и преданность Христу. Такие люди жили и на лопасненской земле (или были с ней связаны).

Священномученик Иоанн Смирнов родился в Лопасне (день его памяти 10 декабря). Дед новомученика служил в Талеже; отец, Михаил Смирнов, в Анно-Зачатьевской церкви. Мальчик был крещен в нашем храме. После ранней смерти отца семья вынуждена была уехать в Москву, где будущий батюшка Иоанн закончил Московскую духовную семинарию и Академию, получил степень магистра богословия. Священником стал в революционные годы, в Москве служил в нескольких церквях, был профессором в Троице-Сергиевой лавре. В 1937 году Иоанна Смирнова арестовали. Во время следствия он никого не предал, от веры не отказался. Священника расстреляли на Бутовском полигоне в день празднования иконы Божией Матери «Знаменье» — иконы того храма, в котором он служил в последние годы.

Священник Владимир Красновский служил в Преображенском храме села Легчищево (Новый Быт). 25 ноября 1937 года он был расстрелян на Бутовском полигоне. Протоиерей Михаил Рыбин, служивший в Молодях в храме Воскресения, и священник Аркадий Лобцов, служивший в Якшине в храме Грузинской Божией Матери, были расстреляны в один день — 17 февраля 1938 года. Погребены наши лопасненские священники в общей безвестной могиле на Бутовском полигоне.

17 февраля митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий благословил праздновать Собор священномучеников Лопасненских, то есть всех  новомучеников, которые жили в Лопасне и пострадали в XX веке.

Усадьба «Лопасня-Зачатьевское»

Усадьба «Лопасня-Зачатьевское» — единый комплекс, в который входит церковь Зачатья Святой Анны с колокольней, так называемый «гончаровский» дом, парк с каскадом прудов. История усадьбы связана с четырьмя родами — Васильчиковыми, Ланскими, Пушкиными и Гончаровыми.

Уже существовавший помещичий дом был переделан фаворитом императрицы Екатерины Великой — Александром Семеновичем Васильчиковым (1747 – 1803), который переселился в Москву после 1775 года. Он поделился состоянием с любимым братом Василием Семеновичем, который был женат на фрейлине Анне Кирилловне Разумовской, дочери гетмана Украины Кирилла Григорьевича Разумовского. Семья располагала достаточными средствами, чтобы пригласить лучших архитекторов. Дата перестройки дома и создания парка не известны. Историк Л.П. Кондаурова предположила, что в строительстве могли участвовать великие архитекторы В.И. Баженов и М.Ф. Казаков, которые строили дома и усадебные комплексы с каскадами прудов для К.Г. Разумовского.

«Гончаровский» дом известен тем, что здесь нашли рукописи Пушкина. В Лопасне с середины 1860-го до 1919 года в доме хранился архив поэта. Пока был жив Александр Александрович Пушкин (умер в 1914 году), бумаги тщательно берегли. Весной 1917 года Наталья Ивановна Гончарова заметила, что прислуга использует листы, исписанные почерком Пушкина, для хозяйственных нужд. Так нашли на чердаке дома ящик с бумагами, среди которых находилась рукопись последнего произведения А.С. Пушкина «История Петра».

Судьба последних владелиц дома и усадьбы стала известна, когда из Франции привезли в Чехов вести из французского православного Свято-Покровского монастыря (расположен в городке Бюси-ан-От). Матушка Таисия (ее мирское имя Татьяна Юрьевна Карцова), монахиня этого монастыря, скончавшаяся в 1995 году, приходилась дальней родственницей Екатерине, Наталье и Надежде Ивановнам Гончаровым. Монахиня оставила интереснейшие воспоминания о старой Лопасне. Ее книга называется «Светлые тени. Правдивые рассказы о прошлом». В десять лет девочка, потерявшая мать, поселилась в «гончаровском» доме. Она поведала, что не только в 1941 году в «гончаровском» доме находился госпиталь, но и в годы первой мировой войны. После революции сестер Гончаровых выслали из Лопасни, потом — из Москвы, а в 1923 году — из Сергиева-Посада. Последние годы Н.И. Гончарова провела во Владимирской области, в городе Юрьев-Польский.

Когда Гончаровых выслали из Лопасни, их дом объявили коммуной. В доме разместилась средняя школа, но до 1929 года на антресольном этаже продолжала жить семья Пушкиных — внук поэта Григорий Александрович Пушкин (он работал бухгалтером в Лопасненском райпотребсоюзе), и его супруга Юлия Николаевна с детьми. Григорий Григорьевич Пушкин, единственный правнук поэта по мужской линии, вырос в Лопасне. В годы Великой Отечественной войны здесь работал госпиталь. В 1988 году началась реставрация дома, шедшая с большими перерывами. «Боль и печаль моя — Лопасня», — говорил тогда Г.Г. Пушкин.

В 1996 году дом (восстановительные работы были тогда почти завершены) передали Государственному литературно-мемориальному музею-заповеднику А.П. Чехова, возник филиал музея «Пушкинское гнездо». В июле 1998 года дом сгорел, от него остались только мощные каменные стены. Юлия Григорьевна Пушкина, руководитель фонда «Наследники и наследие А.С. Пушкина, возглавила стихийно возникшее общественное движение за возрождение дома. Ей чеховцы обязаны началом восстановления «гончаровского» дома, который ныне превратился в главное украшение города Чехова. Так началась новая страница истории музея «Усадьба Лопасня-Зачатьевское».

Парк

Наш парк возник до 1770 года. Он находится на изгибе Лопасни, когда-то прозрачной, глубокой, даже судоходной. Особую нарядность парку придают три террасы и каскад прудов, в которых отражаются ярусы деревьев. Каждый из прудов имеет название — «родниковый», «карасевый», «щучий», «русалочий», «большой» (или «общий»), «речной», «бахмаринский». Вспоминается легенда, которую рассказывал А.М. Прокин: «Девушка, влюбившаяся в гусара, утопилась в «русалочьем» пруде. Ее слезы не дают ему пересохнуть». Рядом с этим небольшим прудом еще стоит пень, на котором, по местной легенде, частенько сиживала Мария Гартунг, старшая дочь Пушкина, после трагического самоубийства ее мужа.

Знаменитый русский агроном Андрей Тимофеевич Болотов (1738 – 1833) хвалил лопасненскую усадьбу («каменный дом, придавший с каменной церковью селу красу немалую») и парк («в особенности любовался я прудами, обсаженными стрижеными березками»). До сегодняшнего дня березовые аллеи не дожили, однако, старожилы вспоминают о старых березах, которые росли вокруг «большого» пруда. Позже восторжествовала идея свободного пейзажного парка. Но и тогда парк не казался заброшенным. От помещичьего дома расходились аллеи, чередовались открытые и закрытые пространства, цветовые и световые контрасты. Беседки-ротонды, мостики и скамейки из дерна подчеркивали самые живописные участки парка.

Григорий Григорьевич Пушкин часто вспоминал об ампирной деревянной беседке, стоявшей на верхней парковой террасе. Интересные детали истории парка рассказывал коренной житель Лопасни Юрий Павлович Капцов, сын А.П. Коняевой (по завещанию матери он безвозмездно передал в музей «Усадьба Лопасня-Зачатьевское» вещи Н.Н. Гончаровой и М.А. Гартунг). Он помнил, как глубокой осенью чистили лопасненские пруды: воду спускали и скалывали замерзший ил. Дно и берега прудов были вымощены мореным дубом. Последние дубовые колоды удалось увидеть во время чистки пруда в 2007 году.

Источник в Зачатье

Над источником в парке установлена икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Живоносный источник». История иконы такова. В роще платанов и кипарисов под Константинополем бил источник. Воин Лев Маркелл помог слепому утолить жажду и стал свидетелем чуда: слепец прозрел. В 457 году Лев Маркелл, став императором, приказал очистить источник и построить рядом храм. В нем исцелялись те, кто был телесно и духовно слеп.

1812 год

В сентябре 1812 года Кутузов назначил своего зятя, князя Николая Кудашева, командиром маневренного партизанского отряда, который действовал в районе Лопасни. Засады, стремительные налеты, разведка, а порой и открытые бои — партизаны не пасовали ни перед чем. Именно воины Кудашева защитили жителей Лопасни, которые успели пострадать от бесчинств неприятеля. В боевых докладах звучали знакомые чеховцам названия: Лопасня, Чепелево, Молоди, Алферово, Сергеево, Скурыгино, Петровское, Хлевино. «… Полковник князь Кудашев рапортует из Лопасни, что посланная от него партия встретила <…> в 5-ти верстах от Лопасни неприятеля, состоявшего в пехоте и коннице, прикрывавшего фуражиров, на коих казаки ударили, опрокинули их и захватили 16 кирасир», — читаем мы записи в «Журнале военных действий». В октябре 1812 года отряды князя Кудашева освободили лопасненские земли от французов. Герой этих событий, князь Николай Данилович Кудашев, генерал русской армии, погиб в 29 лет на чужбине, был смертельно ранен под Альтенбургом во время так называемой битвы народов.

Садки и церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи

Усадьба «Садки», владельцами которой с XVII века были Еропкины, давно стала частью города Чехова. Петр Михайлович Еропкин (1698 - 1740) — один из величайших в мире градостроителей, первый архитектор Петербурга, предопределивший развитие города на три века. Увлечение юного гардемарина рисованием было замечено Петром Великим. По его приказу Еропкина отправили в Италию. Именно он оказался самым талантливым «птенцом гнезда Петрова». В 1737 году Еропкин стал главным архитектором Санкт-Петербурга. Он, работая сутками напролет, создал генеральный план рождавшегося города. Ему принадлежит идея создания лучевых проспектов, он определил направление Невского, придумал систему улиц, соединявших расходящиеся проспекты-лучи. Жизнь Еропкина закончилась трагически. В 1740 году он был арестован и казнен. Кирпичну церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи построили в 1771 году. Параллель между судьбами великого пророка и гениального архитектора очевидна: их постигла одинаковая казнь.

Ныне сгоревший дом Еропкиных (позже им владели Рюмины) восстановлен, но, к сожалению, в искаженном виде.

Памятники

Памятник А.П. Чехову работы скульптора Анастасии Лысенко украшает центральный сквер (ныне бульвар) имени Чехова.

Великий русский скульптор Михаил Константинович Аникушин (1917-1997) создал памятник писателю специально для города Чехова. М.К. Аникушина мы можем считать своим земляком: он родился под Серпуховом в селе Яковлеве. Учился в Москве, закончил ленинградскую Академию художеств, прошел войну. Самая известная работа Аникушина — памятник А.С. Пушкину на Театральной площади Санкт-Петербурга. «Аникушин понимал сложность личности Чехова — и лепил эту сложность…», — говорили искусствоведы о его скульптурных работах, посвященных Чехову. Почти сорок лет Аникушин работал над образом Чехова, искал пластическое решение, подчеркивающее интеллектуальное, духовное начало, душевную красоту писателя. Результат его многолетних поисков — памятники Чехову  в городе Чехове (рядом с Музеем писем) и в Камергерском переулке Москвы.

Автор памятника Учителю — Алексею Михайловичу Прокину, — знаменитый, как теперь говорят, «культовый» скульптор Вячеслав Михайлович Клыков (1939 – 2006). Он родился в Курской области, там же и похоронен рядом с храмом, который построил в родном селе. Учился в Московском художественном институте им. В.И. Сурикова. Клыков, автор множества памятников писателям, историческим деятелям, духовным делателям, плодотворно сотрудничал с Чеховским районом. В нашем городе установлен единственный в России памятник, посвященный Учителю с большой буквы. Для Чехова Клыков сделал еще три работы: памятник русскому боксеру Николаю Федоровичу Королеву, стоящий перед залом бокса «Витязь», небольшую бронзовую фигуру русского витязя в самом зале и скульптуру для «Ледового дворца» (ангел, находящийся перед входом на левую арену).

В 2009 году в городе появилась еще одна интересная скульптурная работа —памятник жертвам репрессий работы Вадима Овсянникова.

Дома — памятники истории

Ул. Московская, 14 (ныне — военкомат). Дом П.М. Рюмина, владельца усадьбы «Садки». Сдавал дом в аренду купцу П.М. Скороходову. На первом этаже находились лавки, на втором — фешенебельный трактир.

Ул. Московская, 14 (во дворе военкомата — одноэтажное здание призывного пункта). Там находилось волостное правление. Дом строился, когда старшиной был Дмитрий Семенович Прокин. Одно из помещений занимала первая в Лопасне школа, организованная еще в первой половине XIX века. В 1918 году здесь обосновался Совет депутатов Лопасненской волости.

Ул. Московская, 22 (в советские годы в этом доме находилась милиция, ныне — организации ветеранов). Дом купца Филиппа Матвеева, патриарха лопасненского купечества, владевшего винным откупом, то есть монопольным правом на торговлю вином. На втором этаже жила его семья, на первом располагались «Рейнский погребок», магазин и чайная.

Ул. Московская, 38 (ныне — контора нотариуса). Дом купца Маркова, выходца из крестьян, лесопромышленника, торговца. Он владел лесами в районе Любучан. Дом первоначально принадлежал Васильчиковым, потом Марков его выкупил. На втором этаже жила семья, на первом этаже Марков расположил промтоварный магазин. В послереволюционные годы в здании находились типография, редакция первой лопасненской газеты «Красный пахарь», на втором этаже — ЗАГС.

Ул. Московская, 40 (ныне — Городской театр). Дом купца Синельщикова. Синельщиков происходил из крестьян, занимался скупкой зерна. Первый этаж дама занимали лавки, где оптом продавали муку, второй — трактир и чайная. Это здание после революции молодежь приспособила под народный театр, которым одно время руководил Иван Пельцер, отец прославившейся Татьяны Пельцер.

Ул. Московская, 44 (в советские годы здесь находились Горисполком и аптека; теперь дом принадлежит К.П. Михайлову, который сдает его в аренду различным организациям). Дом купца Маркова. Верхний этаж был жилой, на первом этаже находился магазин промышленных товаров.

Ул. Московская, 45 (здесь находился магазин «Детский мир», ныне здание надстроено). Здание принадлежало Петру Петровичу Прокину, занимавшемуся в основном лесным промыслом. Ему принадлежали леса в районе Мелихова. Он поставлял в Москву и на местные предприятия лесопродукцию. Другим его делом была торговля «колониальными товарами»: чаем, кофе и т.д. На втором этаже располагался наиболее известный лопасненский трактир.

В нынешнем одноэтажном магазине «Мебель» (рядом с домом Прокина) находились мастерская и склад, принадлежавшие купцу Юшину, владельцу нескольких кожевенных предприятий. Здесь он размещал свои кожевенные и соляные склады.

Ул. Московская, 74. Дом купца Юшина. Типичная городская усадьба XIX века. Сюда переехал из здания волостного правления первый Лопасненский Совет. Потом — пожарная станция.

Ул. Почтовая, 12. Дом Филиппа Яковлевича Сазонова, мастера на фабрике Медведевых. В советские годы стал председателем колхоза им. 12-й годовщины Октября, который находился в Бадееве.

Ул. Почтовая, 14. Дом купца Маркова.

Ул. Почтовая, 27. Дом Анатолия Константиновича Тарновского, земского начальника, владельца большой библиотеки, которая досталась ему по линии матери от П.А. Нащокина.

Венюково

Венюковская мануфактура была создана Ильей Павловичем Медведевым.  С 1896 года начался раздел между его наследниками Львом и Гавриилом. Пока пять лет продолжался раздел, фабрика стояла. Спор между наследниками был настолько серьезен, что они не разговаривали и помирились только в 1911 году у смертного орда Льва Ильича. В результате раздела Гавриил Ильич обосновался в Борис-Лопасне, а венюковская ситценабивная фабрика досталась Льву Ильичу. Наследники Льва Медведева Владимир, Михаил, Иван еще больше расширили фабрику. В 1910-х годах на венюковской фабрике работали полторы тысячи рабочих. Здесь работали не только крестьяне из Венюкова (они занимались к тому же  подсобным сельским хозяйством), но и из деревень, расположенных вокруг в радиусе до 16 километров. Производила фабрика ситцы для азиатского рынка, хлопчатобумажные ткани, платки. Для рабочих и Лев, и Гавриил Медведевы строили дома-спальни, школы, храмы. В Венюкове была создана собственная пожарная команда. Илья Львович Медведев пользовался таким авторитетом, что и после революции остался на фабрике управляющим.  

Ровки

В Ровках (Борис-Лопасне) началось восстановление сильно разрушенного Никольского храма, который тоже находится в черте города Чехова на холме над рекой Лопасней. Он известен с XVI века. Его восстанавливали после разрушений Смутного времени известные в России роды Вельяминовых, потом — Дурново. Гавриил Медведев, которому принадлежала ситценабивная фабрика в Ровках, построил новый каменный храм и был его попечителем и старостой до самого закрытия. Архитектор Н.Н. Благовещенский построил Никольский храм в стиле модерн с элементами неорусского стиля. В советские годы чудный храм приспособили под клуб и столовую дома отдыха «Ровки». Из колокольни сделали водонапорную башню. Сохранились стены одного из медведевских зданий рядом с храмом. Здесь будет создана церковь, посвященная Собору Лопасненских святых.

Дом фабриканта Гавриила Медведева, ныне школа № 6, — чудом сохранившийся памятник гражданской архитектуры, одно из красивейших зданий в городе. Как и Никольский храм, здание построено в неорусском стиле, который возрождает древнерусское архитектурное наследие, но по-новому его интерпретирует. В городе Чехове имеется дом, являющийся образцом неорусского стиля, примененного при строительстве относительно небольшого деревянного дома.

Как переименовали Лопасню?

Старожилы вспоминают, что идея переименования принадлежала первому секретарю Лопасненского горкома КПСС Макару Семеновичу Демиденко. Когда принималось решения о том, где строить крупнейший Полиграфкомбинат, Демиденко начал хлопотать о повышении статуса рабочего поселка Лопасня. И добился своего. Комбината уже нет, а с почетным, но не очень удобным названием «Чехов» жители города продолжают жить.

В марте 1954 года Исполком Лопасненского райсовета поставил вопрос о преобразовании рабочего поселка Лопасня в город, о присвоении ему названия «город Чехов» и присоединении к нему Венюкова и Бадеева. Председательствовал на заседании Иван Иванович Гришин. Присутствовал и М.С. Демиденко. Ходатайство было удовлетворено Мособлсоветом и Верховным Советом СССР.

 

Автор: Ольга Авдеева